um_plus (um_plus) wrote,
um_plus
um_plus

Призрак бродит по Европе, призрак популизма

Максим Соколов

Начало популярной во времена Л. И. Брежнева частушки гласило: «У мово миленка в <…> взорвалася клизма» – а далее про призрак. Если под миленком разуметь глобальные элиты западного мира и прежде всего англосаксонские элиты, то с ними случилось именно такое прискорбное событие. Сперва «брекзит», потом победа Трампа. Поэтому неудивительно, что ситуация стала развиваться точь-в-точь по описанию классиков.



«Все силы старой Европы объединились для священной травли этого призрака: папа и царь, Меттерних и Гизо, французские радикалы и немецкие полицейские. Где та оппозиционная партия, которую ее противники, стоящие у власти, не ославили бы популистской? Где та оппозиционная партия, которая в свою очередь не бросала бы клеймящего обвинения в популизме как более передовым представителям оппозиции, так и своим реакционным противникам?» – Маркс с Энгельсом будто в наше время жили.

Европейские СМИ, в особенности немецкие, будучи не только коллективным пропагандистом и коллективным агитатором, но также и коллективным организатором, показали резкий взлет употребления этого термина. Еще не то, что год — полгода назад слово «популизм» пребывало в глубоко пассивном словаре.

Не то теперь. Достаточно включить ящик, чтобы услышать как «Populisten» склоняются на все лады. Что и понятно. Популисты там или не популисты, но в свете предстоящих выборов во Франции (весна 2017 г.) и в Германии (осень 2017 г.) только слепой может не видеть, что безраздельно господствовавший десятилетиями двух- или трехпартийный консенсус трещит по швам.

Рост влияния партий, отрицающих доселе четко очерченные правила игры – как бы эти партии ни называть, хоть популистами, хоть еще какими «-истами», — очевиден.

Как сказали бы классики «Популизм признается уже силой всеми европейскими силами»

В России термин пока не употребляется с такой всепобеждающей энергией, хотя в структурах, максимально ориентированных на западные образцы, процесс также пошел. В программе только что прошедшего в Москве семинара Школы гражданского просвещения значились целых два пункта – «Кризис современной модели капитализма и возможности подъема для популизма» и «Популизм в Европе сегодня».

Разрастание хлесткого понятия идет неудержимо.

Казалось бы, что за беда. Если есть соответственная часть тела, должно быть и слово. Тем более, что за почти уж тридцать кипучих преобразований мы узнали это явление не понаслышке. Уже и Горбачев, и Ельцин отнюдь не брезговали популистскими приемами – как вообще разделить демократию (или даже всего лишь демократизацию) и популизм? Поскольку политик вынужден домогаться народной благосклонности (а кто не вынужден?), постольку он не чужд демагогии (собственно: «народовождения»).

А уж В. В. Жириновский с его обещаниями «каждой бабе по мужику» и «водки по 3 рубля» вообще достоин войти в хрестоматии, как образец популиста. Попутно заметим, правда, что по крайней мере последнее обещание сбылось: хоть и не точно по 3 рубля (все ж таки галопирующая инфляция), но эпопея со спиртом «Рояль» – это именно та самая архидешевая водка.

Однако при попытке не ограничиваться только примером В. В. Жириновского, но дать более или менее точное определение того, что популизмом является, а что нет, начинаются трудности

Определение «Популизм есть политическая позиция или стиль риторики, апеллирующие к нуждам народных масс в противовес нуждам элит» фактически эквивалентна тезису тех же классиков «Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу». Где борьба, там и риторика, так что вся всемирная история – сплошной популизм. Отчасти это верно, но тогда определение получается шире некуда – и что тогда не популизм?

Есть другое определение – «Популизм — это игнорирование цены вопроса». В смысле, что предпринять можно все или почти все, однако цена и побочные последствия такого мероприятия могут оказаться такими, что доверчивая публика сильно пожалеет, что послушалась пения сирен.

Это довольно справедливо, пословицы «Мягко стелет, да жестко спать» никто не отменял, а многие предложения борцов за счастье народное базируется на презумпции «А деньги в тумбочке». Как они и в каком количестве попадут в тумбочку – этот вопрос замалчивается.

Но ведь это относится далеко не только к левым инфляционистам. Правые монетаристы, а равно сущие либертарии не хуже умеют игнорировать цену вопроса. Если экономическая политика  сводится единственно к тому, чтобы любой ценой таргетировать инфляцию (в идеале до нуля), какой-то целевой группе это, возможно, тоже понравится, а то, что при этом экономику хоть волки кушай – ну, это как бы непредсказуемый (по крайней мере загодя не оговоренный) выхлоп. Подобно галопирующей инфляции у левых социалистов.

Смелые предложения либертариев насчет того, чтобы вовсе отменить пенсии, государственную медицину и народное просвещение, после чего настанет вожделенье, а то, что лекарство может оказаться хуже болезни, так в этом будут виноваты все, кроме самих либертариев, — в смысле игнорирования цены вопроса, чем же это не популизм, да еще сколь густопсовый

То есть и с ценой вопроса определение очень сильно расплывается.

Мы уже тут не говорим о таком нюансе, как верит ли сам политик в благодетельность предлагаемых им смелых мер или же просто цинически полагает, что дураков надо стричь. Не говорим по той причине, что, во-первых, масса политиков – от бр. Гракхов до Г. А. Явлинского – искренно верила в свою правоту. А во-вторых, не так просто доказать сознательность обмана. П. С. Верховенский, так и говоривший: «Я ведь мошенник, а не социалист, ха-ха!» – это всего лишь фантазия мрачного гения, а в жизни такой цинизм под стенограмму довольно редок.

Наконец, неясно, следует ли признавать политика популистом лишь в том случае, когда его демагогия приносит осязаемые плоды в виде народной любви (пусть даже кратковременной и преходящей), или популизм – это любая раздача безответственных обещаний вне зависимости от результата. Тут тоже сложность: получается, что В. В. Жириновский – популист, потому что он со своей демагогии что-то имеет, а, допустим, Г. К. Каспаров или проф. А. Б. Зубов – не популисты, потому что хоть их демагогия по своей мощи самая выдающаяся, но особой народной любви она им не принесла. Хотя они и старались, в смысле посулов будучи кем угодно, только не гомеопатами.

Но самое интересное в споре о терминах – то, что красноречие сегодняшних партий, ославленных в качестве популистских, таких, как «Национальный фронт» или «Альтернатива для Германии«, их красноречие вообще не про экономику, а про то, что политика неконтролируемой иммиграции и мультикультурализма себя исчерпала. Их демагогия главным образом заключается в том, что весь плацкарт уже занят и Боливар не вынесет десятерых – вопреки тому, что предлагает своей родине фрау Меркель.

Если это популизм, то не вполне обычный, заключающийся не в раздаче слонов и материализации духов, но, скорее, наоборот

Все слоны уже розданы и перерозданы и дай-то нам Бог управиться со  снабжением природных французов или немцев, современную же христианско-демократическую политику, сводящуюся к известному принципу «Жену отдай дяде, а сам иди к <….>» т. наз. популисты считают неправильной.

В этом случае популизм – это просто система взглядов, идущая вразрез с мнением сегодняшнего истэблишмента. Или, как считают сами популисты, с мнением истэблишмента вчерашнего.

Полемики по существу, показывающую всю вредоность предложений, допустим, Национального фронта, вообще не предполагается. Достаточно того, что оппоненты нынешней власти подвергают сомнению Единственно Верное Учение.

И тут как раз крайняя неопределенность самого понятия «популизм» оказывается чрезвычайно кстати. Слово вызывает отрицательные коннотации – хорошую систему воззрений популизмом не назовут, а когда совершенно неясно, что считать популизмом, а что нет – на иной взгляд, сама миграционная политика ХДС есть верх безответственности, — этим ругательным словом можно припечатать любого, на кого укажет коллективный пропагандист, коллективный агитатор, а также и коллективный организатор.

Оппонентов, не верящих в Прекрасный Новый Мир, и припечатывают. Причем с большой силой.

Фото: Петр Уклански, безымянная инсталляция. Арт-Базель, 2013.

Оригинал статьи
Tags: Европа, Соколов, кризис, популизм
Subscribe

Posts from This Journal “Соколов” Tag

  • Упорство все превозмогает

    Максим Соколов 12 декабря в московской гостинице «Марко Поло – Пресня» состоялось заседание «Круглого стола 12 декабря», имевшее целью произвести…

  • Свидетельство о смерти СССР

    Максим Соколов И 8 декабря 1991 г., когда в беловежской резиденции Вискули главами Белоруссии, России и Украины были подписаны соглашения,…

  • «Которых мы должны принять за образцы»

    Максим Соколов В России велик интерес к выборам североамериканского президента, которые должны состояться 8 ноября. По крайней мере среди…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments